Федеральный бюджет закупает препараты для лечения Рс, а до больных на местах

Я московский федеральный инвалид с 2006 года по болезни Рассеянный склероз. Упущено время для лечения Рс – от ватных ног через 4-х-опорную трость и ходунки оказалась в инвалидном кресле. 44 года, одиноко проживающая женщина, разведена в 2006, родители давно умерли, хлопотать некому. Активное протекание болезни с постепенными вытекающими ограничениями по самообслуживанию из года в год. Лечивший меня врач по Рс, узкий моск.

Специалист, назначил мне копаксон, который колола с июня 2006 по февраль 2013 – почти 7 лет с постепенным хроническим ухудшением. Аргумент врача всегда был:” если не колоть копаксон, станет еще хуже. Больше ничего нет из лечения Рс”. МРТ ни разу врач не назначил за 7 лет наблюдения, говоря, что” ему и так все видно”. В этом году я обнаружила в интернете приказ от 2005 о лечении Рс в Министерстве Здравоохранения РФ, где указано на первом месте лечения Рс интереферонами (при прогрессировании Рс!

), потом копаксоном (при не прогрессирующем Рс), положено делать МРТ раз в год(!), больные Рс предпочитают суицид (как их понимаю, находясь в нынешней ситуации). Только в декабре 2015 – через 10 лет после постановки диагноза Рс и после моих неоднократных обращений к врачам по Рс я получила интерефероны, которые вынуждена колоть с тяжелыми побочными эффектами из-за гриппоподобного синдрома, ухудшающими движение и настроение. Приходится пить каждый день много таблеток в надежде на уменьшение побочек, но не пить нельзя. Прекращать колоться тоже нельзя, т.

К. Без ПИТРС состояние ухудшится. Остаются ПИТРС в таблетках, которые врачи Рс не спешат выписывать. Замкнутый круг – не эффективный копаксон 7 лет+ухудшение, позднее назначение интереферонов+ухудшение. В чем я виновата?

Что, заболев, верила моск. Врачам Рс? Где выход? Суицид?

Письма президенту РФ
Добавить комментарий