ПИСЬМО

Уважаемый Владимир Владимирович! Я, Галуцкая Ирина Владимировна, обращаюсь к Вам, для решения моей проблемы, которая находится в тупиковом состоянии из-за халатного отношения к своим обязанностям сотрудников следственного комитета и МЧС. А именно: 24.02.2018 года пропал мой гражданский муж Морозов Ю.Ю. По предположительной версии сотрудников МЧС, Морозов Ю.Ю, двигаясь на своем автомобиле по Красноярскому водохранилищу, провалился под лед. 27.02.2018 года ими было установлено место предположительного затопления. После проведения поисковых мероприятий, меня уведомляли, о том, что найти автомобиль и тело не могут в связи с отсутствием специалистов, технических возможностей, так как глубина в осматриваемом месте составляет до 110 метров, а глубина на которую максимально погружается применённый прибор не более 50 метров. После многочисленных отказов, я поняла, что органы следственного комитета и сотрудники МЧС не собираются выполнять свои должностные обязанности и предпринимать соответствующие действия, я была вынуждена самостоятельно провести поисковые мероприятия и нашла сначала автомобиль, позже тело. После моих сообщений о нахождении мною автомобиля, а потом и тела, мне в очередной раз отказали в поднятии, ссылаясь опять-таки на отсутствие возможностей. Я вновь была вынуждена за счет собственных средств, с привлечением сторонних лиц, достать сначала автомобиль (20.08.2018 года), а через некоторое время — тело погибшего (24.09.2018 года). Следователи следственного отдела по г. Дивногорску Красноярского края отработали плохо, достаточных следственных действий не предпринимали и поисковые меры, проводимые сотрудниками МЧС, не контролировали. (P.S:14.03.2019 года в том же месте ушел под лед автомобиль неизвестных мне людей, однако в этот раз у сотрудников следственного комитета и МЧС нашлось время и желание, а так же технические возможности для его поднятия и уже 31.05.2019 года автомобиль был поднят). После проведении процедуры поднятия тела и автомобиля со дна Красноярского водохранилища появился целый ряд вопросов о том был ли это несчастный случай? К данному выводу я пришла исходя из очевидных фактов: след удушения на шее, зажатый провод мобильного телефона в руке утопшего, тело находилось не в самом автомобиле, водительское сиденье было вплотную придвинуто к рулю, вырванные провода видео камеры на заднем боковом стекле и т.д. Все эти факты я изложила следователю, с просьбой более детально исследовать указанные обстоятельства, поскольку характер имеющихся обстоятельств указывает на умышленное убийство! Но при расследовании дела следователи склонялись только к одной самой простой версии несчастного случая и не брали во внимание всех тех фактов, которые шли на перекор их версии (телефонный провод был выброшен и не отражен в материалах дела, следы удушья, так же оставлены без внимании). На сегодняшний день уголовное дело закрыто, никто не желает отвечать на неудобные вопросы. А именно: почему следователь и сотрудники МЧС бездействовали, относясь халатно к своим обязанностям? Почему в деле не отображены факты, указывающие на умышленное убийство моего мужа? Почему следствием не отработаны все возможные версии случившейся трагедии? Кто понесет наказание за бездействие, как сотрудников МЧС так и сотрудников следственного комитета? Все равны перед законом и за такое отношение к службе следователи и сотрудники МЧС должны быть привлечены к ответственности за халатность и лишены воинских званий. В Главном следственном управлении Следственного комитета Российской Федерации по Красноярскому краю мне отказывают в привлечении должностных лиц к уголовной ответственности за халатность, объясняя тем, что они предпринимали все возможные меры. Все, что можно было сделать в моих силах, мною сделано, однако проводить полное и всестороннее исследование доказательств, предполагающих совершение преступления, мне не под силу. Прошу помощи в разрешении моей ситуации.

25.06.2019

Письма президенту РФ
Добавить комментарий