Бесплатная юридическая консультация
+7(800) 350-23-68 — вся Россия

звонок бесплатный

Черное риэлторство в Санкт-Петербурге

Отрытое обращение галериста – коллекционера Георгия Михайлова к Президенту Р.Ф.

Уважаемый Владимир Владимирович!

В Санкт-Петербурге уже много лет активно орудует преступная группировка черных риэлторов, которая, находит покровительство у самых высоких чинов в структурах государственной власти города. Люди пропадают без вести или умирают, а правоохранительные органы бездействуют. Дознаватели, следователи низшего ранга выражают сочувствие и понимание, и при этом указывают на то, что начальство, не дает делам хода.

Черные риэлторы действуют по давно отработанным схемам, имеют в числе своих подельников нотариусов и адвокатов, сотрудников Росреестра, полицейских и судей. Как следствие ни суды, ни правоохранительные органы не намерены противостоять этим преступникам, видимо от того, что имеют непосредственную заинтересованность в таком положении дела.

Заявления, которые чудом оставшиеся в живых, подают в полицию, отправляются в «долгий ящик» – пересылаются из органов дознания в прокуратуру (с целью продления сроков рассмотрения, так как «не успели расследовать»), а потом обратно и так по кругу много – много раз. В результате с нелепой формулировкой об отказе возвращаются потерпевшим, которым предлагают обратиться в гражданский суд.

То, что ждет их в гражданском суде, мне довелось узнать на собственном опыте…

Но обо всем по порядку…

Я много лет коллекционирую картины. Имел картинную галерею на Литейном. Но к 2007 году у меня остались только две большие квартиры – галереи в центе города: на Гороховой «Галерея Свободного искусства» и на набережной Мойки «Галерея художника Исачева». Видимо эти объекты недвижимости и попали под пристальное внимание черных дельцов.

В 2007 году мне рекомендовали адвоката А.Б. Тарушкина (Тимилиди), доктора юридических наук. Будучи профессором Академии министерства юстиции РФ, Тарушкину довелось работать под руководством А. Бастрыкина, и быть заместителем председателя международной коллегии адвокатов. (Вот до каких карьерных вершин добрался этот человек). В конце 2009 года я узнал, что Тарушкин арестован и у него при обыске найдены мои картины, которые числились в розыске, а с ними и мой паспорт со вклеенной чужой фотографией.

При этом документов, которые у меня в то же время были похищены (свидетельства о собственности на квартиры, согласие жены на сделки с недвижимостью, договоры купли-продажи) тогда найти не удалось. Тарушкин не раскаивался, со следствием не сотрудничал, показаний не давал.

Тарушкин попался на убийствах одиноких людей, которых он со своими подельниками членами ингушской ОПГ душил и топил, с целью завладеть их имуществом. Загодя выкрав у жертвы паспорт, он с помощью знакомого нотариуса подделывал доверенности и оформлял сделки. То же самое Тарушкин проделал и с моим паспортом, по которому изготовил доверенность, дающую право делать что угодно с моей квартирой на Гороховой. Но довести до конца начатое не успел – попался с поличным.

За поимку преступной банды раскрутивший это дело оперативный сотрудник городского следственного управления был снят с должности и переведен в какое-то отделение на окраине города, после чего, вообще, вынужден был уволиться. Но дело Тарушкина развалить все же не удалось, поскольку найденные в Неве трупы надо было на кого-то «повесить».

Следствие и процесс длились долго, прежде, чем Тарушкина за все его преступления, осудили на 22 года тюрьмы. Однако, как показало дальнейшее, «наработки» Тарушкина не пропали, их переняли его последователи, оставшиеся на свободе… У них в руках и оказались находившиеся с 2007 года в розыске мои документы.

После перелома позвоночника в 2010 я решил объединить две свои галереи в одну. Мне из-за травмы было удобнее, чтобы все находилось в одном месте на Гороховой улице. В начале 2011 года я задался целью выкупить соседнюю квартиру и присоединить к уже имеющейся у меня. Для такой покупки мне надо было продать квартиру на набережной Мойки 82-23.

Как агент покупателя в октябре 2011 года в моей галерее на Мойке появился Лебедев В.В. и стал обсуждать со мной условия продажи, сбора документов и.т.п. Я ждал, когда моя жена из Италии пришлет согласие на продажу. Наступил Новый Год, я в очередной раз попал в больницу, а потом жильцы квартиры по Гороховой 64-6 взвинтили столь высокие цены за свою квартиру, что я вынужден был отказаться от идеи выкупа. О том, что квартира на Мойке 82-23 больше не продается, я сразу же весной 2012 года, сообщил Лебедеву В.В., которого это известие совсем не огорчило.

Я продолжал проживать в квартире на Мойке 82-23, устраивать в галерее выставки и встречи. Каково же было мое потрясение, когда в ноябре 2012 я узнал, что квартира мне больше не принадлежит и новый ее владелец – Лебедев В.В. Я сразу обратился в полицию. Сразу подал и исковое заявление в суд.

Лебедев В.В., как потом выяснилось, трижды судимый за хищение чужого имущества и отсидевший 9,5 лет в тюрьме, действовал не в одиночку. У него была подельница Ярушенкова Е.А. и свой нотариус Иванов И.Б. (я намеренно называю фамилии, чтобы предостеречь других от сотрудничества с этими людьми). При проведении сделки Лебедев В.В. использовал находящиеся в розыске мои документы (свидетельства о собственности, договоры купли-продажи и согласие моей жены 2002 года). Казалось бы, обнаружение пропавших документов, как само собой разумеющееся должно было указывать на след похитителей, но полиция ничего расследовать не стала. Судья по гражданскому делу Литвиненко и вовсе не приняла во внимание все мои доказательства, в том числе и мои ссылки на уголовное дело, заведенное в 2007 году по факту кражи этих документов.

Лебедев В.В. на суд ни разу не явился, его представитель адвокат Рябова Е.С. горячо убеждала суд, что я свою галерею подарил Лебедеву, потому что он «хороший человек» (дословная цитата). Очевидные факты обмана суд разбирал более 1,5 лет.

Пока тянулся судебный процесс, я обратился за помощью к частным детективам и узнал, что за период с 2006г. по 2011г. не менее пяти человек, которым Лебедев оказывал риэлторские услуги, подарили ему свою недвижимость и вскоре после этого умерли. Один человек пропал без вести. В полиции по этим фактам по сей день тянется проверка, которая время от времени прерывается отказами с предписанием в случае несогласия обратиться в гражданский суд.

Однако гражданский суд Октябрьского района Петербурга в лице судьи Литвиненко, невзирая на очевидную системность действий Лебедева с чужой недвижимостью, которую он ни за что ни про что получал в дар, 01. июля 2014 года принял сторону мошенника, в иске мне отказал, по сути, выставив меня с моей коллекцией картин на улицу.

Я подал в городской суд апелляционную жалобу, я веду непрекращающуюся переписку с прокуратурой, полицией и следственным управлением, и от всех слышу одно, что положительного для себя результата я не дождусь, по причине коррумпированности нашего «правосудия».

Я очень надеюсь, на то, что Вы обратите внимание на все происходящее в Вашем родном городе и возьмете расследование преступлений «синдиката риэлторов» под личный контроль, потому что только это может возыметь действие и расшевелить правоохранительные органы. Таких как я в Петербурге очень много! Именно поэтому я обращаюсь к Вам открыто в том числе и от имени тех людей, которые стали бездомными и закончили свою жизнь в жутких, нечеловеческих условиях, только за то, что приватизация сделала их в одночасье обладателями дорогостоящего жилья и приманкой для жуликов.

Свою жизнь я посвятил коллекционированию картин художников, которых преследовала советская власть. Ставшие легендарными работы этих живописцев теперь стоят миллионы. Но кто тогда, при социализме, мог задумываться об этом? Такие как я боролись за идеи, свободу. Как инакомыслящий я был дважды осужден, потом реабилитирован. И мне кажется, не к тому сводились все усилия жаждущих изменить строй и прийти к демократии, чтобы в итоге оказаться в феодальном обществе, где на местах власть сильного диктует и закон, и порядок.

Михайлов Г.Н.

07.09.2014

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.